Serge Bobrovsky (sbobrovsky) wrote,
Serge Bobrovsky
sbobrovsky

казалось бы, при чем здесь Лужков

По всей Тюмени разносится стон и плач: "батюшка! барин! кормилец! на кого ж ты нас покинул! как же мы без тебя-то?".
Ибо не было и не будет более во всей тюменской области ни одного столь же талантливейшего и способнейшего чиновника. Не найдется даже близко равный из миллионов обывателей.
Зато в первопрестольной праздник нескончаемый, карнавал бурлящий. Выходят на улицы скоморохи ряженые с медведями бурыми да белыми, рекой льется пиво пенное и даже медовуха отныне запрещенная.
Радуются все немеряно, ибо явился наконец-то истинный спаситель столицы измученной от беспредела пчелиного. Совсем немного осталось томиться народу в пробках, ибо уже грядет въезд платный в центр первопрестольный, и освободится он и будет открыт только для транспорта общественного для холопов офисных да для машин барских диковинных со спецпропусками радужными да ведерками голубыми, дабы не мешалась им гонять шустро по московским улицам голь самоперекатная.
Он знаменит: тонкий политик и мастер церемоний; охотник и бессеребренник; убийца уток, гусей и лосей; снайпер, вышибающий белкам мозги с первого выстрела; иллюзионист и филантроп и экстрасенс-целитель. Его уже заранее, авансом, преданно обожают москвичи, обожают и любят, подражают ему, завидуют, восхищаются. А бесполая бюрократия -- так же заранее ненавидит -- его, живущего как не все. Ибо в циркулярах тайных, разосланных по всем телеканалам да газетам государевым, в графе "особые приметы" значится: "Он -- великолепен".
Tags: сказки о слабости
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments